понедельник, 13 февраля 2017 г.

Детская игровая деятельность через парадигму социологического воображения (часть 2)

Значение детской игры и социологическое воображение.
Игра даже очень маленьких детей – это не пустая трата времени; это не роскошь, доступная только детям. Детская игра может предоставить  нам множество информации о ценностях, устремлениях, надеждах, привычках и проблемах общества. Теория социологического воображения помогает доказать данные утверждения, т. к. в ее рамках существует предположение, что есть тесная взаимосвязь между жизнью людей (их биографиями) и широким социокультурным контекстом.
«Мы пришли к знанию, что каждый индивид живет от одного поколения к другому в некотором обществе; он проживает свою биографию в соответствующем историческом контексте. Самим фактом своего существования он вносит собственный, даже минутный, вклад в формирование общества и курс его исторического развития, несмотря на то, что он сам создается этим обществом и его историческими обстоятельствами» (Wright Mills, 1959: 3 ).
Индивид создается обществом и историей с самого детства. Невозможно избежать детства в анализе биографий людей, потому что именно в мире детских формируется будущее общества, страны и, может быть, целой мировой истории. Игра – это часть биографии почти каждого ребенка, что позволяет нам включить данную детскую деятельность в социологический анализ.
Более того, в настоящее время существует острая необходимость изучать развивающегося индивида в развивающемся мире. Дети перестали быть только объектами социализации; они становятся активными социальными акторами-субъектами действия в течение данного процесса, и во все большем количестве частей света данная реальность прекрасно осознается.
Таким образом, следующие обстоятельства будут приняты во внимание в течение анализа детской игры.
Первое обстоятельство связано с тем, что детская игра имеет социальную природу (Эльконин, 1978). Ее возникновение неразрывно с определенными социальными обстоятельствами жизни ребенка в обществе. Некоторые авторы (Покровский, 1895) утверждают, что влияние характеров целых наций на детскую игру совсем не удивительно, потому что дети предпочитают играть с великим энтузиазмом и большой свободой. Одновременно, характеры целых наций могут быть описаны благодаря преобладающим в ним играм. Именно они заставляют нас ожидать определенные реакции и, следовательно, считать противоположные реакции грубыми или нечестными. Конечно, контраст между играми двух стран не самое надежное объяснение конфликтов между ними, однако он может стать их впечатляющей иллюстрацией (Caillois, 2001).
Маргарет Мид (1928: 230) в своей книге описала случай, произошедший на Самоа, который прекрасно иллюстрирует различия в восприятии игры:
она пишет о том, что у нее была коробка белых керамических трубок для выдувания мыльных пузырей […] Но после нескольких минут восхищения необычным  размером и красотой мыльных пузырей, одна маленькая девочка следом за другой,  спросила, не могла бы она забрать домой свою трубку для ее матери, поскольку подобные трубки предназначались для  курения, а не для игры. Иностранные куклы не интересовали их […] Дети никогда не делали кукольных домиков, не играли с ними […] Маленькие мальчики предпочитали практиковаться в управлении реальным каноэ в безопасной лагуне […]
Второе обстоятельство заключается в том, что детская игра тесно связана с ближайшим социальным окружением – ‘игровым контекстом’ (Unesco, 1980: 10-11). Как я понимаю, «игровой контекст» включает в себя место для игры, время для игры, игрушки для игры и т. п.
Игровой контекст варьируется от культуры к культуре, от одного исторического времени к другому, от одной семьи к другой. Определение ‘игрового контекста’ является трудной задачей. С одной стороны, существуют обстоятельства, которые абсолютно не провоцируют желание поиграть, но, в то же время, дети могут использовать любую возможность играть во время войн, бедствий, болезней, ситуаций, которые кажутся невозможными для этого времяпрепровождения.

Ф.Решетников "Достали языка", 1943. " Достали языка" показывает сценку маленькой войны во время войны большой.  Пока взрослые палят друг в друга из автоматов [...], дети вырезают себе деревянные сабли и винтовки и тоже начинают сражаться друг с другом [...]"
Источник картины и описания - здесь.


Помимо картины, я хочу привести в пример еще одну ситуацию из реальной практики, которая произошла во время гражданской войны и революции в России.
В сочинении, написанном российской девочкой Мурой Корган, которая была ученицей в английской школе для российских девочек (остров Проти, Турция), иммиграция из родной страны, смерть отца, и т.д. не находятся в центре сюжета. В центре ее воспоминаний замечательная история о кукле, подаренной ей английскими филантропами, потому что она была лучшей ученицей школы. Она описала эту куклу, сделав игрушку главным героем своей истории, несмотря на трудности, с которыми встретилась ее семья (Сальникова, 2007: 115).
Третье обстоятельство - игра детей может не иметь никаких внешних признаков, но это не означает отсутствие воображения, игры и креативности: «сражения», истории, стихи, новые изображения могут существовать только в голове ребенка. Дети в подобных  случаях являются лучшими помощниками в получении информации:
Мальчик гуляет. Кажется, что его абсолютно ничего не интересует. Когда я спросила, что произошло, он ответил: ‘Не перебивай мои мысли, пожалуйста! Я воображаю то, что я построю из кубиков, когда приду домой’. И, действительно, несколько минут спустя было возможно наблюдать захватывающую игру и «звездные войны» из лего и киндер-сюрпризов (Сибирева, 2015).
Итак, анализ детской игры - окно в повседневную жизнь детей.
Следуя традиции социологического воображения, я утверждаю, что существующие тенденции развития общества (включая социальные, экономические, политические, образовательные тенденции, мода и т.д.) "определяют" траектории игры детей. Каждый ребенок может подчиняться этим тенденциям или 'восставать' против них. Однако микроуровень детской игры может быть преобразован в большую историю, повествующую об исторических фактах, изменениях в отношениях к детям, социальной истории игры. Данное преобразование может быть сделано согласно следующим возможностям социологического воображения (Sztompka, 2004): понимать глубокие, скрытые ресурсы и ограничения, которые влияют на социальную жизнь; признавать продолжающееся влияние прошлого на настоящее; видеть все социальные явления как произведенные некоторыми социальными агентами; признавать разнообразие форм, в которых может проявляться социальная жизнь; воспринимать социальную жизнь как процесс социального становления.
Продолжение следует.
Часть 3.
Часть 4. 
Часть 5.
Часть 1 - здесь.
Все права защищены. При использовании материалов ссылка обязательна.

Отправляю все пять частей в Детскую галерею.

2 комментария:

  1. Мария, спасибо огромное, что делитесь с нами вашими статьями. Так много интересной информации узнала, ее надо еще хорошо осмыслить и переварить, поэтому не стали читать все части сразу, лучше не спеша это сделать. Для меня вы вывели детскую игру на новый уровень.

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...